ПОЧЕМУ СОВРЕМЕННИКИ НАЗЫВАЛИ «НА ДНЕ» ПЬЕСОЙ-БУРЕВЕСТНИКОМ?

     Пьеса «На дне»  написана в тысяча  девятьсот  втором году.  Горький  о
своей  пьесе  говорил,  что  она  являлась   итогом  почти   двадцатилетних
наблюдений над миром «бывших людей», к числу которых он  относил  не только
странников,  обитателей  ночлежек  и  вообще   «люмпен-пролетариат»,  но  и
некоторую    часть    интеллигенции,   «размагниченных»,    разочарованных,
оскорбленных и униженных неудачами в жизни. Тема босячества давно волновала
Горького.  Зрительный  зал, по  словам  Качалова,  принимал  пьесу  бурно и
восторженно как  пьесу-буревестник,  которая предвещала  грядущие бури  и к
бурям звала.
     Герои пьесы живут в бедности, нищете, грязи, в  подвале со  сводчатым,
низким потолком,  который их давит своей каменной тяжестью, где  темно, нет
простора  и трудно дышать. И вот в этой давящей, мрачной и бесперспективной
обстановке собрались  воры,  шулеры, нищие, голодные,  калеки,  униженные и
оскорбленные,  выброшенные из жизни.  В течение действия со сцены  слышится
ругань,  происходят драки,  герои говорят о своих несчастьях и о несчастьях
других  людей, умирает  Анна,  вешается Актер  -  в  пьесе  показаны  самые
страшные стороны  жизни. Но несмотря на  это, атмосфера пьесы,  настроение,
которое  она  вызывает у  зрителей  и с  которым  они уходят из  театра,  -
оптимистичны.
     Зритель  и   читатель  видят   среди  этих  отбросов  общества   людей
изуродованных, но с чувством собственного достоинства, способных жить  иной
жизнию.
     Все  действующие  лица  резко  разделяются  на  две  основные  группы:
босяки-ночлежники  и  хозяева ночлежки, мелкие  собственники, мещане.  Даже
здесь, на «дне», есть «хозяева», которые жестоко эксплуатируют свои жертвы.
Лицемерный  и   трусливый  Костылев  стремится  елейно-религиозными  речами
прикрыть   свои   хищнические   вожделения.   Такой  же  жадной,   жестокой
собственницей-мещанкой,  пробивающейся  к своему благополучию  любой ценой,
является его  жена Василиса. Хозяевам-мещанам, потерявшим все человеческое,
противопоставлены босяки-ночлежники. Состав ночлежников пестрый: они пришли
на  «дно»  разными  путями, прожили  каждый  свою жизнь, они различны  и по
характеру,  и по  убеждениям, и  по силе  желания  вырваться из подвала. Но
какими бы они ни были, они стоят по своим нравственным качествам неизмеримо
выше хозяев ночлежки.
     Несмотря на весь ужас  существования  на  «дне»,  Горький  не  показал
обитателей  «дна»  жалкими,  несчастными,  забитыми  людьми. Они вытолкнуты
«хозяевами» на «дно» жизни, но растоптать в них все человеческое хозяева не
смогли. В этих людях, лишенных права на жизнь, обреченных  на беспросветное
страдание,  опустившихся,  все-таки   сохранились  нормальные  человеческие
чувства и мечты об иной, более справедливой жизни.