Отдать  себя  целиком или сохранить себя целым?
Размышления над рассказом М.Горького «Старуха Изергиль»

     Эта тема,  на мой взгляд,  предполагает описание позиции и Горького, и
читателя его произведения,  то  есть  автора  данного  сочинения.  О  своей
позиции я скажу чуть позже, а начну с попытки передать отношение Горького к
этому вопросу. В рассказе «Старуха Изергиль» так или иначе  к поставленному
вопросу имеют отношение Ларра, Данко и сама рассказчица — старуха Изергиль.
Свой  первый рассказ  она  ведёт  о  Ларре  —  сыне  орла,  который родился
человеком,  но унаследовал  от царя  птиц гордость,  сознание  собственного
превосходства  и  безразличие   к  людям.  Ларра  хотел  быть  свободным  и
“...сохранить себя целым”, то есть брать всё, что захочет, ничего не  платя
взамен.  И  он  получил  это,  только безграничная свобода  и  всё, что  он
совершал,  отдаляло его  от людей и в  конце концов принесло одиночество  и
тоску, которые постоянно терзают его. “Ему нет жизни, и смерть не улыбается
ему.  И  нет  ему  места среди  людей...  Вот  как был  поражён  человек за
гордость!” Герой второго повествования старухи Изергиль — Данко — тоже  был
гордецом,  но  он гордился  тем, что жертвует собой  ради людей.  Вспомним:
сердце  Данко,  вырванное им  из груди, светилось “факелом  великой любви к
людям”.  Очевидно противопоставление: Данко  совершил  подвиг  для людей, а
Ларра делал всё для себя.
     Сама же  старуха Изергиль  очень часто  в  своей  жизни была похожа на
Ларру каким-то безразличием к людям и  принципом “беру что хочу”. Кстати, и
внешним  видом они похожи: Ларра — тень  без  плоти  и старуха  Изергиль  —
“иссушенная временем, без тела, без крови, с сердцем без желаний, с глазами
без огня, — тоже почти тень”. Но вместе с этим старуха Изергиль оказывается
до  сих пор нужной людям: “Любят они  меня. Много я рассказываю им разного.
Им это  надо”. В её жизни  был человек, который, как и Данко, тоже совершал
подвиги, — поляк с изрубленным  лицом. Именно после рассказа  о нём Горький
устами  старухи Изергиль  формулирует  свою  идеологию  подвига: “В  жизни,
знаешь ли ты, всегда есть место  подвигам”. Сомнений не остаётся: Горький в
своём творчестве превозносит подвиг,  фактически  заявляя, что лучше отдать
себя  целиком,  чем  сохранить  себя  целым, —  легенды  о  Данко  и  Ларре
подтверждают это.
     Не знаю почему,  но  мне кажется, что  фраза  “сохранить  себя  целым”
означает  не  нарушать своей целостности,  то есть находиться в гармонии  с
самим собой, со своим  “я”. Ларра справедливо  поплатился за то,  что хотел
нарушить  закон,  по  которому  человек получает  только  то,  что  он  сам
заработал. Он хоть и говорил, что хочет остаться целым, но не добился этого
и в итоге оказался раздираем на куски изнутри. Данко же всю жизнь стремился
к целостности: он делал то, чего не мог не делать, его вело внутреннее “я”.
Вырвав сердце, он поступил в соответствии с потребностью своего духа спасти
людей и в тот момент даже не подумал о сохранении своей  жизни, то есть его
поступок был безумным (“Безумству храбрых поём мы песню!” — опять Горький).
Но этот поступок — проявление единства и согласованности духа, души и тела;
молниеносность действия свидетельствует об отсутствии внутри Данко сомнений
и направленности его движения к одной-единственной цели — вывести людей  из
чащи.   Сила  Данко  заключалась  в  целостности,  причём  не   обязательно
физической  — ведь он продолжал идти уже  без сердца в  груди. Именно такой
человек может  творить  чудеса.  Данко,  сохранив себя  целым, одновременно
отдал  себя целиком  людям.  И  мне  кажется,  что  именно к  этому и  надо
стремиться в жизни.

Иван Золотухин