БЛИЗКИЙ, РОДНОЙ, НЕЗАБЫВАЕМЫЙ
БЛИЗКИЙ, РОДНОЙ, НЕЗАБЫВАЕМЫЙ *




Максим Горький - это имя уже более четырех десятилетий назад стало для всего мира символом новой позиции человека на земле. Мы - те, кто вступил в трудовую жизнь в 1905 году, воспитывали нашу мысль и волю в учении марксизма, в борьбе Ленина и партии большевиков. Чувства наши, образы и картины внутренней сущности человека формировались благодаря творчеству Максима Горького. Это имя знаменовало для нас и высокую убежденность победе человека, и полнокровное человеческое достоинство, и полноценность человеческой культуры, которая освобождается от проклятия капиталистической "цивилизации". И поэтому, когда Октябрьская революция внезапно открыла передо мной невиданные просторы для развития свободной человеческой личности, открыла богатейшие возможности в моей воспитательной работе, я принял за образец страсть и веру Максима Горького. Его утверждение ценности Человека, его любовь и его ненависть, его постоянное движение и борьба объединялись в человеческом оптимизме художника. Он умел видеть в каждом человеке, - несмотря на самые ужасные жизненные катастрофы, несмотря на грязь в задавленном капитализмом мире, - прекрасные черты Человека, духовные силы, заслуживающие лучшей участи, лучшего общественного строя. В этом были для меня самые богатые педагогические позиции и, разумеется, такими они были не только для меня. И потому, что на мою долю выпали дети, наиболее пострадавшие от "цивилизации", я мог предъявить им всю горьковскую программу человечности. И в особенно прекрасном гармоническом сочетании с богатым светом горьковского творчества возник перед нами сам А. М. Горький, возникла его личность. Своим примером он доказал свою писательскую правду, он каждым своим личным движением подтверждал возможности и силы развития Человека. Когда в 1928 году он приехал в колонию и просто, с шуткой вошел в ряды бывших беспризорных, заинтересовался их судьбой, их заботами, воспитанием, как свой брат, который вместе с ними несет на своих плечах высокое звание Человека, - я особенно глубоко мог проникнуть в тайны и секреты новой советской педагогики. Тогда я прекрасно понял, что эта педагогика вся находится в горьковском русле оптимистического реализма; он был потом назван правильнее и точнее социалистическим реализмом. Но великий Горький не разрешил мне успокоиться на этом. Бесконечно мягко и бесконечно настойчиво он заставил меня взяться за перо и писать книгу, одну из тех книг, которые стали возможны только благодаря ему. Хороша она или плоха, но она говорит о наших днях, нашем опыте, наших ошибках. А. М. Горький так высоко ценил такой еще молодой опыт свободной рабочей страны, что всякое слово об этом опыте он считал нужным. Так в моей жизни, в моей работе прикоснулся ко мне гениальный пролетарский писатель Максим Горький, и благодаря этому моя жизнь стала более нужной, более полезной, более достойной. Но разве он прикоснулся только к моей жизни? Сколько жизненных путей, путей борьбы и побед обозначил А. М. Горький? Его смерть - скорбное начало для нашей подлинной благодарности, для грандиозной картины его исторического значения.