Еще поэт
Еще поэт


Фёдор Сологуб. Стихи. Книга первая



Первый раз господин Сологуб появился в литературе как прозаик; его имя было подписано под рассказом "Тени", напечатанном в "Северном вестнике". Рассказ отличался хорошим языком, неоспоримым знакомством с психологией детской души, наблюдательностью, фантастичностью фабулы и мрачностью настроения. Он был замечен и вызвал ряд газетных и журнальных отзывов, единогласно признававших за автором, вместе с талантом, сильный наклон к декадентству. Затем в том же журнале был помещён большой роман господина Сологуба, представляющий собой неудачную попытку набросать картину "декаданса" в нашем интеллигентном обществе и дать серию портретов людей, расшатанных и угнетённых жизнью, современных людей с неопределёнными настроениями, с болезненной тоской о чём-то, полных искания чего-то нового и в жизни и в самих себе. Роман не удался — он вышел бледным и лишённым единства настроения и идей. Теперь вышла маленькая серенькая книжка с заголовком "Фёдор Сологуб. Стихи. Книга первая". В ней 64 коротеньких пиески, а из них ясно видно, почему не удался роман и кто таков автор. У него есть бесспорное достоинство, он искренен и, не рисуясь, заявляет: ...Не рождена притворством Больная песнь моей тоски: Её жестокие тиски Ни трудовым моим упорством, Ни звонкой радостью весны Не могут быть побеждены, Её зародыши глубоки, Её посеяли пороки, И скорбь слезами облила... Роман не мог удаться господину Сологубу, потому что он сам не выше духом и не бодрее тех расшатанных людей, которых желал изобразить. Собираясь жить, он ...Ждал, что вспыхнет впереди Заря и жизнь свой лик покажет И нежно скажет: "Иди!" Но только вышел на битву жизни и уже кратко и ясно заявляет: Без жизни отжил я и жду, Что смерть свой бледный лик покажет, И грозно скажет: "Иду!" Видите, как мрачно? И, поверьте, — это искренно. Господин Дионео, отзываясь о стихах Сологуба в "Одесском листке", совершенно верно замечает: "Можно смеяться над растрёпанной формой этих стихов, навеянной декадентством, но нельзя отрицать, что они точно передают настроение, переживаемое многими". И всё усиливающееся настроение, прибавлю я. Мы устали преследовать цели, На работу затрачивать силы, Мы созрели Для могилы. Отдадимся могиле без спора, Как малютки своей колыбели; Мы истлеем в ней скоро И без цели — утверждает и советует молодой поэт, и под этими его стихами подпишутся почти все наши новые поэты во главе с господином Мережковским, стихотворение которого "Парки" и много других совершенно однородны по настроению с приведёнными стихами Сологуба. Будь что будет - всё равно! — восклицает господин Мережковский. — Всё наскучило давно Трём богиням, вечным пряхам, Было прахом - будет прахом... Ты шуми, веретено! Будь что будет - всё равно! Пессимизм и полное безучастие к действительности, страстный порыв куда-то вверх, в небо и сознание своего бессилия, ясно ощущаемое отсутствие крыльев у поэтов, отсутствие святого духа в сердцах их — вот основные ноты и темы нашей новой поэзии. Старики, как Я.Полонский, задумчиво смотрят на это скорбное шатание духа, на этот бессильный порыв и спрашивают сами себя о декаденте: Обожжётся иль задует* Он болотный огонёк? — признавая, что ------------ * "Декадент" - стихотворение Я.Полонского. "Неделя", февраль. Всё равно - он нас чарует; То на что-то негодует, То бросает нам намёк, Не язвит и не врачует И от бреда недалёк... Маститый жрец Аполлона скорбит душой и иронизирует в одно и то же время. Так как всё проходит мимо, Нам таинственность нужна, Вроде радужного дыма, Вроде бреда или сна. Отчего? Почему? ...мы с кончиной века Так изверились во всём, Что без веры в человека Всё нам стало нипочём! Потерявшие дорогу, Легковерные умы, И добру, и злу, и богу Точно так же служим мы, Как и дьяволу, разврату... Одинаково бессильно и бесцветно служим мы всем нашим идолам и идеалам, если только служим. И многие из нас могут сказать вместе с господином Сологубом: Грустно грежу, скорбь лелею, Паутину жизни рву И дознаться не умею, Для чего и чем живу.

ПРИМЕЧАНИЯ

Впервые напечатано в "Самарской газете", 1896, номер 47, 28 февраля. Подпись: "А.П.". Печатается по тексту "Самарской газеты". Господин Дионео, отзываясь о стихах Сологуба в "Одесском листке"... - в фельетоне "Жизнь и идеалы" ("Одесский листок", 1896, номер 37, 10 февраля).