Рассказы
Рассказы


I



Рассказывают: - Когда Хаким бен Хеким, прозванный Мокайма, что значит - Занавешенный, - когда этот сын судьбы и случая был на вершине славы своей и весь мир, от Багдада до Самарканда, от Кандахара до Мерва, громко пел о подвигах его меча и тихо говорил о злодействах его, - тогда Хаким Мокайма послал гонцов по всему Туркестану и они возглашали на базарах городов: - Я, Хаким бен Хеким - Владыка всех Владык, Владыка истины. Я всё знаю - все дела и мысли мира. Народы - собирайтесь вокруг меня и знайте: всемирное господство, могущество и слава принадлежат мне. Кто идёт со мною, тот будет в раю, кто бежит меня - падёт в мрак ада! И, когда эти дерзкие слова дошли до бога, бог улыбнулся, сказав: - Ничтожен человек воображения, не изведавший восторга добрых деяний! И, желая наказать человека за гордость его, бог послал к нему женщину. Рассказывают: - Она явилась пред шатром безумца на восходе солнца, и стража приняла её за сошедшую с неба. - Кто ты? - спросил её Хаким, а она, глядя в глаза ему, ответила: - Ты всё знаешь, как об этом говорят люди, ты должен знать - кто я и зачем пришла! Тогда он, слепой в душе, сказал: - Я хотел знать, не солжёшь ли ты, отвечая мне. Но я знаю - ты из Хороссана, где цветут лучшие цветы, и ты хочешь быть наложницей моей. - Я - из Хандагара, - скромно сказала женщина, - но я буду для тебя тем, что нужно тебе... - Твоё имя - Бануки, - решил Мокайма и ввёл её в шатёр свой, и полы шатра опустились за ними - с женщиной жарко и в тени. Рассказывают: - Семь дней и ночей наслаждался любовью хвастливый безумец, и вот собралось пред шатром его пятьдесят тысяч людей, поверивших в могущество Мокаймы, и стали просить люди: - Владыка, - покажи нам славу и великолепие твоё! Он повелел сказать им: - Моисей хотел видеть меня и не мог вынести лучей света моего, один мой взгляд на земнородных - смертию убивает их! Но они кричали: - Мы готовы умереть, только бы видеть лицо твоё! Тогда устрашился Хаким бен Хеким и спросил сам себя: «Что сделаю я?» Но бог открыл женщине мысли его, и она покорно посоветовала господину своему: - Собери всех жён и наложниц твоих, дай в руки каждой из них зеркало и поставь против солнца на холме за шатром! Так и сделал он, и, когда лучи восходящего солнца отразились в сотнях зеркал, изумлённые люди пали во прах, жалобно взывая: - Пощади, повелитель! Да не ослепит нас слава твоя! И ещё более возгордился несчастный Хаким Мокайма, а Бануки вошла в народ и, показывая зеркала, говорила всем: - Вот что делает славу владыки вашего, только это! Но не поверили ей люди, и тогда Бануки, возвратясь в шатёр, сказала Мокайме: - Они поняли, что ты обманул их, и от горя низверглись во прах. Смотри - встанут они и убьют тебя, а сокровища твои разграбят и смешают с грязью славу твою... Устрашился Мокайма: - Что же сделаю я? - Ты - всё знаешь, - сказала Бануки, - ты знаешь, что бог за тебя и не даст огню пожрать жизнь твою; вели зажечь костёр на горе и войди в пламя его - кто тогда посмеет коснуться тебя? Кто не поверит чарам твоим? Так и сделал испуганный безумец. Рассказывают: - Три дня и три ночи горел костёр, а когда янтарные угли его покрылись холодной солью пепла и пришли люди - Бануки сказала им: - Он вошёл в огонь, чтобы очистить себя от лжи, я всё время стерегла, как он выйдет из пламени, но - не вышел он... Так рассказывают в Самарканде о гибели великого обманщика.

II

Нет человека, который не хотел бы владеть Самаркандом! Шир-Али, кривой нищий, тоже мечтал об этом, особенно - по ночам, когда тихий степной ветер пахнет травами, опьяняя, возбуждая безумные мечты. Но и днём нищий нередко говорил беднякам, друзьям своим: - Ах, если бы я был владыкой Самарканда! Весь город узнал мечту Шир-Али, и люди, смеясь при встрече с ним, говорили друг другу: - Вот этот, одноглазый, тоже хочет владеть Самаркандом! Узнал о мечтах нищего сам Великий Хромой, Тимур-хан, - узнал и удивился жестоко. - Несправедливо это, - сказал он, - несправедливо, если мечта героя доступна сердцу ничтожного нищего! И запомнил он в глубоком сердце своем имя - Шир-Али. А долго спустя, когда стены Самарканда пали под ударами железной руки Тимура и когда благая рука эта восстановила красоту города во всём великолепии его, повелел Тимур-ленг: - Найдите нищего, по имени Шир-Али! Привели одноглазого, и сказал Тимур, глядя на него глазами барса: - Али! Известно стало мне, что небо и звёзды любят тебя, и решил я - да будешь ты счастлив на земле, да исполнится мечта твоя! И приказал: - Омойте нищего, оденьте его и поклонитесь ему - отныне он владыка Самарканда, как того хочет мой разум, как решило сердце моё! Вот сидит Шир-Али на коврах, выше всех, весь в шёлке и золоте, - сидит, открыв рот, и одинокий глаз его не виден в радужном блеске драгоценных камней. А пред ним стоят, преклонив головы, великие мурзы, воины, мудрецы и девяносто девять тысяч удивлённого народа. И сам Непобедимый стоит пред ним, прислушиваясь молча, как рыгает чисто вымытый, по горло сытый нищий. И сказал ему Тимур-хан: - Скажи нам что-нибудь, Шир-Али, счастливый человек, скажи нам лучшее, что ты носишь в душе твоей, знакомой со всяким горем, - в доброй душе твоей... Подумал одноглазый и сказал: - Добрые люди - подайте милостыню одноглазому нищему, подайте... Долго молчали князья, воины, мудрецы, девяносто девять тысяч народа, и сам Тимур долго молчал. А потом, вздохнув, повелел: - Повесьте эту кривую собаку на воротах города! ........................................................................... Есть люди, которые думают, что одноглазый нищий в последний час жизни своей – только в этот час! - был более мудр, чем победитель мира.

III

И вот что ещё рассказывают о Тимуре. Когда он насытился славой, как Хороссан зноем солнца, он стал задумчив и немногословен, подобно мудрецу с берегов Ганга. И, созвав однажды в шатёр свой величайших мудрецов земли, кратко спросил их: - Мне нужно видеть бога, - как я могу достичь его? Разные пути указывали мудрецы Тимуру, но он жестоко молчал, отталкивая мудрых взглядом презрения. Молодой мудрец далёкой страны Средиземного моря указал Тамерлану: - Только разумный труд приводит к познанию мудрости божией! - Это путь рабов, - крикнул Хромой, - укажи мне путь владыки! - Бог познаётся созерцанием, - сказал седой старик из Пешавера. Усмехнулся Тимур. - Созерцание - сон души и бред её, ступай прочь, старик! Византиец сказал, что путь к богу лежит сквозь любовь и терния любви к людям, но Тимур не понял византийца, насмешливо возразив ему: - Тех, которые много любят, мы называем распутными, и они заслуживают только презрение. Так он отверг все советы мудрецов и много дней был мрачен, точно ворон. Но однажды, запоздав на охоте, он остался ночевать в горном ущелье, и вот, на рассвете, ворвалась в ущелье буря, осыпая его каменные бока огненными стрелами, наполнив горную щель степной пылью и тьмой. И в громе, во тьме Тимур-ленг услыхал спокойный Голос: - Зачем я тебе, человек? Понял Хромой, кто говорит с ним, но не устрашился и спросил: - Это ты создал мир, который я разрушаю? - Зачем я тебе, человек? - повторил Голос бури. Подумал Тимур, глядя во тьму, и сказал: - Родились в душе моей мысли, не нужные мне, и требуют ответов - это ты внушаешь ненужные мысли? Не ответил Голос, или не слышен был Тимуру ответ его в злом хохоте грома среди камней. Тогда выпрямился человек и заговорил: - Вот, я разрушаю мир, - весь он в ужасе пред мечом моим, а я не знаю страха даже пред тобою. Тысячи тысяч людей видели меня, а я даже в сновидениях не встречался с тобою. Ты создал землю, посеял на земле неисчислимые племена, - я поливаю землю твою кровями всех племён, я истребляю лучшее твоё, вся земля побелела, - покрыта костями людей, уничтоженных мною. Я делаю всё, что могу, ты можешь только убить меня, ничего больше ты не сделаешь мне, ничего! И вот - я спрашиваю: зачем всё это - я, ты и все дела наши? Голос спокойно сказал: - Придет час, и я накажу тебя... Усмехнулся великий убийца. - Смертью? И Голос ответил: - Страшнее смерти - пресыщением накажу я тебя! - Что такое пресыщение? - спросил Тимур. Но буря взлетела к вершинам гор, и никто не ответил Тамерлану. После этого Тимур-ленг жил ещё семьдесят семь лет, избивая тьмы людей, разрушая города, как слон муравейники. Иногда, на пирах, когда пели о подвигах его, он вспоминал ночлег в горах и Голос бури и, вспоминая, спрашивал лучших мудрецов своих: - Что такое пресыщение? Они говорили ему много, но ведь нельзя объяснить человеку то, чего нет в сердце его, как нельзя заставить лягушку болота понять красоту небес. Умер великий Тимур-ленг, разрушитель мира, после великой битвы, и, умирая, он смотрел с жалостью в очах только на любимый меч свой.
1915 г.