Законник
Законник




Мокрым утром марта в 17-м году ко мне пришел аккуратненький человечек лет сорока, туго застегнутый в поношенный, но чистый пиджачок. Сел на стул, вытер платком лицо и, отдуваясь, сказал, не без упрека: — Высоконько изволите жить, для свободного народа затруднительно лазить на пятый этаж! Ручки у него маленькие и темные, как птичьи лапы, стеклянные глазки строги, в них светится что-то упрямое, недоверчивое. На желтом костистом лице острый и желтый, точно у грача, нос. Осторожно внюхиваясь, человечек осмотрел меня, полки книг и спросил: — Действительно — господин Пешехонов будете? — Нет, я Пешков. — А это не одно то же самое? — Не совсем. Он вздохнул и, еще раз осмотрев меня, согласился: — И непохоже: у того — бородка. Значит: я попал в недоразумение. Сокрушенно покачал головою: — Эдакие путаные дни! Я сообщил ему, что, вероятно, он найдет А.В.Пешехонова по Каменноостровскому, в кинематографе «Элит», где организуется Комиссариат Петроградской стороны. — У вас какое дело к нему, можно спросить? Человек сначала независимо и громко высморкался, потом, взяв со стола книгу, посмотрел на корешок ее и наконец ответил: — По обязанности свободного гражданина хочу предложить для расклейки на заборах небольшой закончик... Чувствуя нечто курьезное, я осведомился: какой именно? — А — вот-с! Сунув руку за пазуху, он вынул и подал мне лист бумаги, сложенный вчетверо; крупными буквами, тщательно на бумаге было изображено: Обязательные постановления. Настоящие постановления имеют цель в виду всеобщего возмущения строжайше охранять свободу для чего Н е м е д л е н н о: Пунт 1. Арестовать всех лиц которые обсуждают события и свободу скопцычески. Продолжая жить по старому обычаю как господа. Пунт 2. А именно: одну жену содержателя публичного дома: в Новой Деревне в доме Иакова Федорова Анну Погосову по прозвищу Варнашку. Пунт 3 и примечание. Означенная Варнашка злобно фыркает на его Благородие господина гражданина Пешехонова за неимение у него знака власти и штатский вид а так же по причине законного отказа ей присвоить чужие бочки, хотя они даже бы и пустые. Пунт 4 и продолжения примечания. А так же порицает бородку и вообще наружность. И говорила: что Свобода как Невинная Девушка стоит дорого. Ее нельзя хватать каждому. Пунт 5. А посему: ее в первую очередь не взирая на отговорки. Верно. Составитель закона Иаков Федоров. Прочитав закон, я попросил законодателя разрешить мне снять копию с его труда. Прищурясь, он осведомился: — Для какого намерения? — На память! Он бережно свернул лист, говоря: — А вы, когда его расклеют, с заборчика сдерите. Но я стал упрашивать его, и, подумав, он милостиво дал мне бумагу. Пока я писал, он, принюхиваясь, рассматривал титулы книг на столе, вздыхал, покачивая головою, и ворчал: — Многие теперь запрещены будут книги. Тоже законник надо. Обязательно. Кончив переписывать, я спросил его: — Так, по-вашему, надо арестовать всех людей... — Обязательно, которые скопцычески... — Вы хотите сказать — скептически? Но он строго поправил меня: — Скопцы, значит — скопцычески. Исковеркавши слово, правду не скроешь. Скопцы — это которые не признают меня членом жизни. Видя, что с ним трудно говорить, я спросил: чем он занимается? — А — вот-с! И человек угрожающе потряс в воздухе законом. — А до законодательства — чем? Он встал со стула, оправил пиджачок и сказал: — Думал. Потом, выпрямясь, недоверчиво проговорил: — Значит — господин Пешехонов не одно то самое, что господин Горький? Писатель? — Нет, не одно... — Очень затруднительно понять это, — сказал он, вдумчиво пришурясь. — Как будто бы два лица, а выходит — три! Если же считать — трое, то будет два. Разве нарушение закона арихметики не запрещено властями? — Властей еще нет... — Н-да... Так! И — с точки зрения устава о паспортах — по двум паспортам жить не разрешается. Закон! Неодобрительно кивнув головою, он пошел к двери, но по пути запнулся за что-то и, обернувшись, сказал: — Извиняюсь, попал в недоразумение. Омрачен думами, хотя голова у меня светлая, как известно. Такое, знаете, время... За дверью, набивая на ноги калоши, он ворчал: — Тут сам Бисмарк... Не то — двое... не то — трое...